Letter by Fyodor #Dostoyevsky to Alexander III of Russia


Sergey Zaryanko - The Portrait of Grand Duke Alexander Alexandrovich in a court suit, 1867.
Sergey Zaryanko – The Portrait of Grand Duke Alexander Alexandrovich in a court suit, 1867.
A letter by Fyodor Dostoyevsky to Grand Duke Tsarevich Alexander Alexandrovich (future Emperor of Russia Alexander III).

Your Imperial Highness, Most Gracious Sire,

Allow me the honour and happiness of bringing to your notice my work. It is almost a historical study, whereby I wished to explain how it is that such monstrous phenomena, as the Nechayev movement, are possible in our strange society. My view is that the phenomenon is not accidental, not singular. It is a direct consequence of the great divorcement of the whole Russian education from the native and peculiar mainsprings of Russian life. Even the most talented representatives of our pseudo-European progress had long ago become convinced that it was perfectly criminal for us, Russians, to dream of our distinctiveness. The most terrible thing about it is this, that they are quite right; for, once having proudly called ourselves Europeans, we have thereby denied our being Russians. Confused and frightened by the idea that we lag so far behind Europe in our intellectual and scientific progress, we have forgotten that we, in the inmost problems of the Russian spirit, contain in ourselves, as Russians, the capacity perhaps of bringing a new light to the world, on condition of our development being distinctive. In the ecstasy of our humiliation, we have forgotten the most immutable historical law, namely, that without the presumption of our own world importance as a nation, we can never be a great nation and leave after us anything distinctive for the good of mankind.

We have forgotten that all great nations have manifested themselves and their great powers just because they were so “presumptuous” in their conceit. Just because of that they have benefited the world, and have, each nation, brought into it something if only a single ray of light, just because they have remained themselves, proudly and undauntedly, always and presumptuously independent.

To think like this at the present time in Russia and to express such ideas means to doom oneself to the role of a pariah. And yet the principal preachers of our national undistinctiveness would be the first to turn away with horror from the Nechayev creed. Our Belinskies and Granovskies would not believe, if they were told, that they are the direct fathers of the Nechayevists. This kinship and continuity of idea, descending from the fathers to the sons, is what I wished to express in my work. I am far from having succeeded but I have worked conscientiously.

I am flattered and elated by the hope that you, Sire, the heir of one of the greatest thrones in the world, the future leader and ruler of the Russian land, have perhaps paid even the least attention to my weak but conscientious attempt to expose in an imaginative work one of the most dangerous sores of our present day civilization, a civilization strangely unnatural and undistinctive, and yet dominating Russian life.

Permit me, Most Gracious Sire, to remain with feeling of boundless respect and gratitude your most true and most devoted servant,

Fyodor Dostoevsky.

February 10, 1873.

❄❄❄

The Russian Original.

❄❄❄

Письмо великому князю Александру Александровичу.

 Ваше Императорское Высочество Милостивейший государь.

Дозвольте мне иметь честь и счастие представить вниманию Вашему труд мой. Это – почти исторический этюд, которым я желал объяснить возможность в нашем странном обществе таких чудовищных явлений, как нечаевское преступление. Взгляд мой состоит в том, что эти явления не случайность, не единичны, а потому и в романе моем нет ни списанных событий, ни списанных лиц. Эти явления – прямое последствие вековой оторванности всего просвещения русского от родных и самобытных начал русской жизни. Даже самые талантливые представители нашего псевдоевропейского развития давным-давно уже пришли к убеждению о совершенной преступности для нас, русских, мечтать о своей самобытности. Всего ужаснее то,  что они совершенно правы, ибо раз с гордостию назвав себя европейцами, мы тем самым отреклись быть русскими. В смущении и страхе перед тем, что мы так далеко отстали от Европы в умственном и научном развитии, мы забыли, что сами, в глубине и задачах русского духа, заключаем в себе, как русские, способность, может быть, принести новый свет миру, при условии самобытности нашего развития. Мы забыли, в восторге от собственного унижения нашего, непреложнейший закон исторический, состоящий в том, что без подобного высокомерия о собственном мировом значении, как нации, никогда мы не можем быть великою нациею и оставить по себе хоть что-нибудь самобытное для пользы всего человечества. Мы забыли, что все великие нации тем и проявили свои великие силы, что были так «высокомерны» в своем самомнении  тем-то именно и пригодились миру, тем-то и внесли в него, каждая, хоть один луч света, что оставались сами, гордо и неуклонно, всегда и высокомерно самостоятельными.

Так думать у нас теперь и высказывать такие мысли значит обречь себя на роль пария. А между тем главнейшие проповедники нашей национальной самобытности с ужасом и первые отвернулись бы от нечаевского дела. Наши Белинские и Грановские не поверили бы, если б им сказали, что они прямые отцы Нечаева. Вот эту родственность и преемственность мысли, развившейся от отцов к детям, я и хотел выразить в произведении моем. Далеко не успел, но работал совестливо.

Мне льстит и меня возвышает духом надежда, что Вы, государь, наследник одного из высочайших и тягчайших жребиев в мире, будущий вожатый и властелин земли Русской, может быть, обратите внимание на мою попытку, слабую – я знаю это, – но добросовестную, изобразить в художественном образе одну из самых опасных язв нашей настоящей цивилизации, цивилизации странной, неестественной и несамобытной, но до сих пор еще остающейся во главе русской жизни.

Позвольте мне, всемилостивейший государь, пребыть с чувствами беспредельного уважения и благодарности Вашим вернейшим и преданнейшим слугою.

Advertisements

4 thoughts on “Letter by Fyodor #Dostoyevsky to Alexander III of Russia

  1. Pingback: Fire the Narrator: Quasi-Colonial Nightmare, Russian #DoubleConsciousness & Russocentric Optics | Russian Universe

  2. Pingback: Vatnik Reclaimed | Russian Universe

Any ideas?

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s